Инклюзия или школа для ребенка

Когда понятие инклюзия поселится не только в наших головах, но и в сердцах. Тогда вопрос: «Ребенок для школы, или школа для ребенка?» перестанет существовать.

Пожалуй, каждый родитель проживал ситуацию, заставляющую остро почувствовать как в тандеме «ребенок – школа» первичным является существительное «школа».

Понятие «школа» соединяет в себе несколько значений, — от неодушевленной разновидности строения до обозначения направления деятельности группы специалистов-единомышленников.

Когда речь заходит об интеграции особого ребенка, то оказание поддержки, признание потенциала ребенка и удовлетворение его индивидуальных потребностей – дело, напрямую касающееся школы в любом из ее значений. И на сегодняшний день дело это – непростое.

Инклюзия. Претворяя в жизнь инклюзию, среднестатистическая школа проживает все свойственные ей проблемы в увеличенном объеме.

Что мешает

Скажем сейчас только об одном: неготовность социума. Социологические исследования говорят о низком уровне контактов взрослых и детей с детьми-инвалидами, плохой осведомленности про общие причины и проблемы инвалидности. Распространены стереотипы про неоправданность совместного обучения, опасения ухудшения его качества.

Инклюзия или специальное образование: Что выбрать?

С одной стороны, развитие специального образования в государстве всегда указывало на степень его заботы о детях с особыми потребностями. С другой стороны, в ряде стран (их принято называть развитыми) такое видение системы образования детей, требующих коррекции, давно и последовательно меняется. Конечно, и там огромное значение имеют специальные знания о потребностях таких детей, педагогический опыт работы с ними, соответствующим образом обустроенные помещения. Однако сегрегация учащихся считается недопустимой, нарушающей право ребенка на образование.

Реализовано же это право будет тогда, когда подавляющее большинство детей, нуждающихся в коррекции, будет иметь возможность учиться вместе с ровесниками в обычных условиях. Такой подход требует создания единой образовательной системы, способной объединить учащихся разных категорий.

Зарубежный опыт

Образование детей, требующих коррекции, базируется на принципах взвешенной педагогики. Действенность этих принципов подтверждается на практике, их применение приносит пользу всем детям. Основной тезис: «Отличия между людьми – естественное явление. Обучение может и должно быть адаптировано к потребностям ребенка. «Подгонять» индивидуальность под устоявшийся механизм организации учебного процесса не ошибка, а преступление». Непозволительно так бесцельно тратить бесценный ресурс, имя которому – человеческая жизнь.

Опыт многих стран показывает: школьная социализация детей с особыми образовательными потребностями, более успешно проходит в коллективе, где обучаются дети, принимаемые без каких-либо ограничений.

Что делать

Возможно, для развития перемен будет достаточным совершение каждым из нас своей маленькой победы. Один начнет понимать, а не жалеть; другой перестанет испытывать неловкость или вину, оттого, что ребенок не «такой», а трети…

Третий найдет в себе мужество отказаться от участия в разработке новой концепции развития образования, будучи титулованным и высококлассным, но «теоретиком». Главное же – и всем вместе, и каждому на своем месте должно быть НЕ ВСЕ РАВНО.

Тогда вопрос: «Ребенок для школы, или школа для ребенка?» перестанет существовать. И понятие инклюзия поселится не только в головах, но и в сердцах сначала взрослых, а потом и детей. Ребенок с особыми потребностями не будет отделен от общества, какой бы «особенностью» он не обладал. А жизнь людей, так или иначе связанных с инклюзивным образованием, перестанет быть похожей на борьбу.

(Преподаватель коррекционной педагогики. Елена Бельцкая)

Share your thoughts

0 Replies to “Инклюзия или школа для ребенка”

  1. Европа куда более открыта и приспособлена для детей с отклонениями. У нас в школе есть специальный класс, в котором учатся необычные дети. Они учатся по своей спец-программе и если идет улучшение и восстановление здоровья, их приводят заниматься в обычные классы. И дети не издеваются над этими детьми, с ними работают и им объясняют, что не все мы идеальные и одинаковые.

  2. Меня всегда восхищал Наполеон Хилл, который сделал для сына невозможное. Отец делал всё, чтобы мальчик считал себя таким же, как все. Опять же — «то у них, за границей», а у нас… Помнится, в нашей школе учились дети с ДЦП, но они ходили. Их никто не обижал, старались помочь, хотя помогать — целое искусство: не каждый может дать или предложить, не ранив.

  3. Как вы правы! Помочь не ранив — целое искусство.

    А совместное обучение полезно и тем и другим. Одних учит быть добрее, других понимать, что в их власти не только хотеть, но и мочь.

  4. Я не совсем понимаю в чем смысл спец-классов и спец-программ. В стакан невозможно налить воды больше чем он может вместить. Так же и с ребенком, учиться должны все вместе, а возьмет каждый столько сколько может. На этом построена европейская система образования.

  5. Думаю, что в современной системе образования как можно больше внимания должно уделяться таким деткам. И лично мое мнение, к ним должен быть отдельный подход…

  6. Спецклассы действительно ни к чему. Самые тяжелые дети всё равно будут учиться дома. Для чего собирать вместе много ребят? Чтоб они еще сильнее чувствовали себя особенными? Если же учиться со всеми, то здесь слишком многое зависит от учителей, а главное — от классного руководителя. Вообще, дети в большинстве своём добры, поэтому будут помогать, чем смогут, однокласснику с ограниченными возможностями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *