Фильм Класс коррекции

Фильм Класс коррекции. Так о чем же фильм? О том, что подросток – зона повышенной опасности. Педагогам, родителям, чиновникам, соседям, полицейским, продавцам, таксистам, прохожим – никому не должно быть «все равно».

Режиссер фильма — Иван Твердовский. Фильм был снят по мотивам одноименной книги Елены Мурашевой. Но фильм Класс коррекции настолько далеко ушел от первоисточника, что можно говорить о совершенно разных произведениях, пусть и носят они одно и то же название. По своей художественной выразительности, силе авторской мысли, общему впечатлению фильм значительно превосходит повесть. Но это не значит, что у книги нет своих преимуществ перед кинолентой. Они есть, и мы о них скажем.

Сверхзадача художника

Сюжет повести довольно типичен и многократно обыгран в мировой литературе. В коллектив разной степени спаянности приходит новый человек и резко изменяет поведение окружающих, переворачивает их представление о ценностях, ведет за собой, проигрывает или побеждает (чаще последнее). Вспомним «Пролетая над гнездом кукушки» К. Кизи, «Чучело» В. Железникова, «Поднятую целину» М. Шолохова, «Гостью из будущего» К. Булычева.

Центральный персонаж книги Мурашовой – Юра Мальков. Намеренно не акцентируем внимание на обстановке, в которую попадает подросток: коррекционный класс, где обучаются проблемные дети. Это по большому счету неважно. Важно, что Юра – не такой, как все. Он тоже «проблемный», то есть, не очень здоровый, испытавший немало горя и бед с самого рождения. И все же он – другой, нежели все остальные. Юра – внутренне раскрепощенный, сильный, светлый, глубокий и полноценный человек с неким «тайным знанием», которым он делится с людьми.

Эта «подпорка» в виде тайного знания совершенно излишняя. Автор, по-видимому, боится, что читатели не сумеют принять и полюбить Юру, и создает ему в помощь некий параллельный мир. Однако ирреальность с иллюзорными трактирами и чаепитиями, баранками и побоищами столь невнятно прописана, что лишь загромождает повествование, абсолютно не помогая раскрытию характеров героев.

В доме, где чисто и тепло

Первое, что делает Юра – приглашает одноклассников к себе домой. Это так удивительно, так необычно для детей, никогда не бывавших в гостях, да что там, порой и не сидевших за столом, накрытом скатертью. Тем более не знакомых с этикетом (пришлось Антону срочно полистать конспекты). Большинство в этом классе никогда не знало достатка, уютной семейной атмосферы. А дома у Юры чисто, на стенах развешаны портреты и картины, на столе пирожные и фрукты. И мама с папой на редкость незадерганные, умеют обходиться и без алкоголя, и без крепких словечек. Кстати, очень понравилось, как Юра повел борьбу за чистоту речи среди ребят.

В фильме Класс коррекции Твердовского, в центр киноповествования помещена девочка Лена Чехова. Она тоже колясочница, тоже долго находилась вне социума. Плюс симпатичная. Но никаким тайным знанием девочка не обзавелась, и это хорошо. Режиссер оставил героиню в нашем мире. Только очароваться Леной отчего-то не получается.

Новенькая дерзит: «Вам, видно, никто давно цветов не дарил!» Отчего же? Да мы всю первую часть фильма видели Терезу Павловну с огромным букетом. И можно ли вообще такое взрослому человеку говорить? В другой раз Чехова выговаривает учительнице математики по поводу «примитивности заданий». Та корректно, хоть и нервно парирует выпады. А ведь обвинительнице стоит пристальнее взглянуть на соучеников: на косноязычного Митю, на рано созревшую Викторию, которой не до формул, на отставших от программы по разным причинам одноклассников. Неужто логарифмы им по зубам?

Трудно плыть против течения

Но не это главное. В классе культивируются очень опасные развлечения, причем, никому и в голову не приходит, что этим заниматься категорически нельзя. Нельзя, и точка. (Даже смерть одноклассника ребят не остановит). Увы, наша новенькая не удивляется и не возмущается, не переживает и не пугается. Она… легко и просто вписывается в компанию. Против течения, как говорится, плыть трудно. Поплывешь – отстанешь от своих. Лучше и не пытаться. Очередное разочарование.

«

Стало общим местом рассуждать о том, что «увечные» дети, ребята-инвалиды чувствительнее к боли, острее реагируют на несправедливость, значительно более восприимчивы к потребности любить и заботиться о ком-то, чаще и охотнее демонстрируют душевность, чуткость, добросердечие. Все они немало страдали. Это правда. Но о героине фильма, к сожалению, этого не скажешь. О Юре Малькове – да, а вот о Лене – нет. Простая девчонка, такая же, как все. Обычная, безыскусная, фамильярная. Не самая умная. Ординарная.

Была ли она, любовь…

В книге этой линии нет вообще, да и в фильме она вовсе не доминирующая. Прикосновения, первые чувственные опыты сняты бережно, нежно, талантливо, отдадим должное режиссеру и оператору. И все же…

Не будем называть происходящее на экране обидным словом «оживляж», но так ли все это было необходимо? В сценарии решительно не хватает диалогов, которые раскрывали бы заинтересованность, влечение двух сердец друг к другу, зарождение взаимного чувства, высечение той самой искры… Понимаем, что это самое трудное, и не ропщем. Но раз уж не получилось такие диалоги написать, то и не стоило массу экранного времени отдавать тому, «чего нет».

Кстати, в одном из анонсов фильма «Класс коррекции» сообщалось, будто бы Антон Соболев влюбился в Лену, увидев ее отважной и смелой. И где же? На тех самых железнодорожных путях. Да уж… Это безрассудство, легкомыслие, а вовсе не геройство.

«

Педагоги на линии огня

Учитель географии Сергей Анатольевич пытается бороться с системой, но делает это настолько неуклюже, что не находит сторонников ни в стенах школы, ни в лице нас, читателей. Что за прихоть, думаем мы: желание провести загородную экскурсию для ребят, которых совсем не знаешь и видишь впервые. Они и в самом деле могут разбежаться. Или «курнуть», или стать зацеперами, да мало ли… А о педагогических успехах прекраснодушного географа мы, увы, так ничего и не узнаем. История про глобус и презерватив в счет не идет.

Зато школьные учителя в фильме Твердовского вполне реалистичны. Невозможно поверить, что камера «не документальная», а сцены постановочные. Урок по половому воспитанию – просто бенефис актрисы Марины Николаевой (Буркадзе). Почему мы так мало видим ее в кино, а в основном только в сериалах?

Вспоминается столкновение директора Кузнецовой с ухмыляющейся Леной Чеховой по поводу страшного железнодорожного ЧП. Без сомнения, актриса Наталья Домерецкая справилась с ролью блестяще. В Википедии о ней рассказано мало, но главное мы узнали: Наталья Орестовна – преподавательница ВГИКа. Значит, будущее у наших артистов есть.

Еще одна сильная сцена. В учительской по поводу «разнузданной парочки» тараторит без умолку уборщица (эту роль превосходно сыграла Жаннетта Демихова). Как вдруг тирада резко обрывается, остановленная жестом директора. И слышно не «как», «да ну», «что еще занятное вы увидели», а четкое «займитесь делом». Отличные актеры, режиссура, высокая планка.

В зоне ответственности

Так о чем же фильм? О том, что подросток – зона повышенной опасности. Педагогам, родителям, чиновникам, соседям, полицейским, продавцам, таксистам, прохожим – никому не должно быть «все равно». Только так. Надо бережнее, внимательнее относиться к любым детям, подросткам. Независимо от того, здоровы они или нет. Впрочем, больным внимания все-таки надо побольше.

Книга заканчивается на оптимистической ноте: идет операция по спасению Спящей Красавицы, объединившая ребят. В фильме ставшую «своей в доску» Лену «переезжает каток». Но не сама ли она виновата в том, что подобная трагедия случилась? Вопрос остается открытым… Кстати, мы не видим никаких следственных действий, приходов инспекторов в школу, допросов в полиции и так далее. А ведь это преступление. Зрители, в особенности малолетние, должны это знать. И если до сих пор не узнали от родителей или учителей, то пусть получат информацию хотя бы с экрана.

Заключительная сцена фильма, где мама риторически вопрошает: «Где же наш с Леночкой коридор?» показалась несколько надуманной. Да, плохо у нас еще с пандусами, непростительно, что чиновники не слышат инвалидов, обидно, что формируются классы коррекции, из которых одна дорога – клеить коробочки. Все это так. Но дочкина проблема лежит в иной плоскости. Просто Лене очень-очень далеко до Юры. Ей еще расти и расти в нравственном, духовном, общечеловеческом плане.

Мне возразят, что, возможно, такого Юры никогда и на свете не было, а вот таких Леночек – сколько угодно. Соглашусь, не раздумывая. Да, возможно, что это так…

Автору повести «Класс коррекции» Елене Мурашовой заочно пожимаю руку. Нахожусь под большим впечатлением от просмотренного фильма и считаю, что у режиссера Ивана Твердовского большое будущее.

Share your thoughts

0 Replies to “Фильм Класс коррекции”

  1. Посмотрела фильм во второй раз и хочу добавить. Возможно замысел режиссера заключался в том, что бы усугубить проблему, довести до гротеска и тем самым привлечь внимание к ней. Проблеме людей-инвалидов в обществе. Причем, к нравственным и моральным уродствам общество более лояльно, что свидетельствует о степени развития самого общества, а именно к инвалидам с физическими недостатками.

    По существу, во-первых — такие классы коррекции уже давно упразднены, тем более с особыми территориями на смену им пришло инклюзивное образование. Во-вторых, что касается самих детей — да, они бывают порой очень жестоки. Но виной тому взрослые, пока наши тетеньки и дяденьки будут с нескрываемым любопытством пялиться на даунов, к примеру, или людей в инвалидных колясках, дети будут относиться к ним соответственно. Когда ребенок растет видя рядом детей с физическими возможностями отличными от его собственных, то восприятие этой разницы быстро сглаживается и они способны прекрасно взаимодействовать, и дружить, и любить.

    Одним словом, еще раз спасибо авторам фильма и книги за поднятый вопрос, но реальность не так плачевна.

  2. Мне подумалось, что если бы режиссер придумал для Лены образ получше, то всё выглядело бы неестественно. Уж слишком огромным бы был контраст между девушкой и одноклассниками. Очень хорошо, что таких классов давно нет. Фильм «Класс коррекции» производит сильное впечатление. О нём помнишь через неделю, месяц, два. А это значит, что работа дорогого стоит.

  3. Хочу поспорить с Галиной, реальность как раз очень даже плачевна, в детях гораздо больше жестокости, чем видят взрослые и думают все в шоколаде. Они нормальных то гнобят, а уж об инвалидах и говорить не о чем.

  4. Мне такие фильмы нравятся, боевики и ужастики надоели уже, в реальной жизни разворачиваются такие драмы, просто мы, занятые своими делами, зачастую незамечаем их.

  5. Человеку свойственно отгораживать себя от реальности. Придумывать свои миры и игры и жить и играть в них.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *