Я знаю чудеса случаются

Чудеса случаются. А что такое чудо для мамы нездорового ребенка? Удивительно, но у этих особенных мам и чудеса особенные, не противоречащее естеству.

Добрый день, друзья и гости блога!

Не так давно, посчастливилось мне познакомиться с очень интересным человеком – Татьяной Карловой. Татьяна – мама Ани, девочки с церебральным параличом и специалист метода Анат Баниэль.Переписываясь с Татьяной, как-то невольно подумалось о чуде и о том каким разным может быть понимание этого явления, и какие разные его чудесные проявления.

Одни чудеса у человека в 20 лет, когда ты здоров, молод и силен, «весь мир на ладони, ты счастлив и нем…», они сверхестественны, необычны и невероятны.

А у мамы нездорового ребенка какие чудеса? Удивительно, но у этих особенных мам — чудо, это событие, как раз не противоречащее естеству. Диагноз ребенка перевернул мир с ног на голову, все пошло не так как задумывалось, как хотелось и мечталось, и длится этот неестественный сценарий годами. И вдруг – ребенок протянул руку, или сел без посторонней помощи, или стоит без поддержки! Вот оно чудо! Такое естественное и такое невероятное.

Я не была свидетелем чудес невозможных – как гора идет к Магомеду, или расступается море, или лягушка превращается в царевну. Но я видела и знаю, как горят глаза и захватывает дух, и сердце несется вскачь от обычного: «Мама, я сама стою!» Чудеса случаются!

Татьяна Карлова — Я и Анат Баниэль Метод

Я в АБМ или АБМ во мне — уж не знаю, что первично уже. Проросла в метод всеми корнями и всей философией жизни.

На тренинге Анат говорила не раз — «ваша жизнь изменится, вы все станете делать по-другому». Но я вообще не прислушивалась тогда, в первые дни тренинга, к этим словам. Ехала туда только для себя, чтобы научиться заниматься с Аней не хуже приезжих практиков. И день за днем, урок за уроком — все менялось внутри меня самой.

Сначала надо изменить себя. Только потом ты сможешь изменить жизнь тех, кто рядом. Не хочу сказать, что я стала «просветленной» и какой-то там необыкновенной. Просто еще больше погрузилась в понимание, что жизнь наших детей — это процесс. Не болезнь, которую надо лечить, не дефект, который надо исправить. А просто жизнь, процесс освоения мира.

Им надо помогать, учить, сотрудничать с ними. Не подкраивать их под мерки стандартов. Все стандарты нашим не подходят. Наши дети — одаренные, тонкие, талантливые. И жестоко закованные в панцирь тела, которое им не подчиняется.

Метод Фельденкрайза и особенно Анат Баниэль — это путь. Путь освоения самого себя. Моя Аня не могла вообще ничего сама. Но, благодаря методу Домана, она научилась читать и писать. И так возникла наша коммуникация. Когда в нашу жизнь пришел АБМ, я приставала к дочери постоянно — «Ну как оно чувствуется?» «Ну что при этом происходит?»

Аня отвечала — «мне Линн (наш первый практик) показывает мою спину», «она мне меня создает», «я начинаю чувствовать границы своего тела».

И происходили чудеса. Протянулись ручки, зашевелились ножки. Потом на два года чудеса пропали. Были изменения к лучшему в очень «нюансных» размерах. И я счастлива, что мне хватило терпения не бросить это очень дорогое лечение. Собственно, не было ради чего бросать. Ничего другое моей Ане вообще не давало никаких результатов.

Потом пришло понимание и желание взять все в свои руки. Самой освоить метод Анат Баниэль и освоить этот путь.

Анат говорит, что надо уметь находиться внутри процесса. Поставив цель, не переть как танк, круша преграды, а тихонько шагать туда, и поглядывать по сторонам. И, по пути, делать открытия, которые тебя к цели приближают. А в танке за броней ничего не видно, поэтому открытия не случаются.

Это так, образы. А на практике все выглядит, как игра с ребенком, внутри которой ищешь, что ему легко и понятно, а что уже почти понятно, но еще не стало совсем его. А также — что еще рано, не может, не готов. Это мы вообще пока отставляем.

Крутимся вокруг того, что может и делает легко, обогащая его ощущения и умения на этом уровне. Не торопим его и себя. Как только мозг усвоит нынешний уровень умений и пониманий, сам перейдет к изучению следующего.

Эта неторопливость и внимательное, категорическое следование правилам: учимся мы эффективно только тогда, когда мы в безопасности, довольны, успешны, нас не торопят и не оценивают наши действия — и есть база метода.

Так просто посадить в подушки ребенка, который сам не сидит, и рассчитывать, что «научится, если присаживать». Или поставить в вертикализатор того, кто сам не стоит и ждать, что «поймет, как стоять вертикально». Не поймет! Вернее, поймет, что он НЕ МОЖЕТ СИДЕТЬ САМ, И СТОЯТЬ САМ НЕ МОЖЕТ. Вот это — его ребенкин собственный опыт и запишется в подсознание.

Мы все учимся только на собственном опыте. Лично я не могу кататься на велосипеде. Когда-то давно упала с него и получила травму. Все. Мой опыт говорит моему телу «ВЕЛОСИПЕД ОПАСЕН, ты не можешь на нем кататься, ты не можешь держать равновесие, брось это занятие». Не катаюсь. И, если меня на него насильно посадить, отпустить с горки, и ждать, что я вдруг научусь просто потому, что снова и снова меня туда сажают… представьте себя на этом печальном месте.

Думаю, что примерно так чувствуют себя дети и взрослые, когда их заставляют сделать то, что они не в состоянии сейчас сделать. Анат предлагает работать только на уровне умений, которые у ребенка есть в данный момент. Капля за каплей расширяя их диапазон. Помогать человеку чувствовать свое тело. Вслед за пониманием, где границы тела, как ощущается, например, рука или нога, приходит умение этой рукой или ногой управлять. Сначала это просто дергание. Движение как таковое. Постепенно оно становится плавным и более дифференцированным, координированным. Но это, конечно постоянная работа и постоянное творчество. Никаких схем и планов. Только сегодня и сейчас. Только то, что «идет». Никакого насилия и «через не могу».

В нашем с Аней арсенале за три года постоянной работы с фельденкрайз и АБМ практиками и года почти ежедневной работы со мной в качестве практика: появилось понимание границ своего тела, движения в руках и ногах (у нас ДЦП, спастический тетрапарез), выстраивание вертикальной позы при сидении, способность удержать в руке предмет, способность нарисовать плавные линии маркером, вложенным в кисть руки и почти уже получаются буквы и цифры, заметное улучшение зрения, снизилась гиперчувствительность к звукам, появилась речь в виде слогов и отдельных слов. Для меня – это космические изменения!

Очень хочется всего и сразу. Но мы учимся быть в процессе, жить сейчас, радоваться всему, что получается. И строим планы!

P.S. Связаться с Татьяной практиком АБМ можно по адресу — kartati@yandex.ru

Share your thoughts

0 Replies to “Я знаю чудеса случаются”

  1. Галина, как приятно читать такие реальные примеры из жизни, которые вдохновляют других мама и детей.

  2. пример действительно хороший, но чудеса не всегда случаются, это один процент из ста возможных.

    конечно самое главное иметь надежду и стремиться побороть болезнь, хотя бы частично!

  3. здравствуйте моему ребенку поставили с рождения диагноз церебральная ишемия 3 степени +ДЦП.пожалуйста помогите мне

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *